статья
Нормативная этика
Мы часто пишем про этические убеждения и про то, как о них говорить. Этическими (или моральными) называются убеждения о правильном и неправильном поведении, добре и зле и т.п. Совокупность таких убеждений называется моралью (иногда нравственностью). Можно различать общественную и личную мораль. Этикой же в зависимости от контекста могут называть как мораль, так и философскую дисциплину, предметом исследования которой является мораль. Современные философы обычно делят эту дисциплину на три разновидности: прикладную этику, нормативную этику и метаэтику.

Понимание того, что такое мораль и этика и как они устроены, а также умение переходить с одного уровня на другой, может значительно помочь ведению диалога на этические темы. В данной статье мы разберем этот вопрос (на примере консеквенциализма) на значительно более глубоком уровне, чем необходимо для ведения качественных диалогов на большинство повседневных тем. Для подавляющего большинства диалогов на этические темы будет достаточно более базовых знаний и навыков, см. нашу статью "Как говорить на этические темы?"

Разница между прикладной и нормативной этикой
Прикладная этика занимается вопросами морали в конкретных областях деятельности. В категорию прикладной этики попадают такие темы как эвтаназия, аборты, однополые браки, свобода слова, правосудие, обязательства человека перед природой и т.д. Направлениями прикладной этики, например, являются: биоэтика, профессиональная этика, медицинская этика, справедливое распределение благ, этика благотворительности и др.

Нормативная же этика определяет то, как мы вообще решаем вопросы прикладной этики. То есть, нормативная этика не дает конкретных ответов, например, на то, нужно ли разрешать эвтаназию. Но она задаёт фреймворк, в котором про это стоит думать.

Другими словами, нормативная этика – это чисто теоретические размышления о принципах морального выбора, а прикладная этика – про ситуации, с которыми нам приходится сталкиваться в реальной жизни. Можно также думать про них как про теорию и практику. Здесь мы дальше будем говорить о теории.

Наиболее известны три вида нормативной этики:

  • Деонтология: решение настолько хорошо, насколько оно соответствует заранее выбранному набору правил (например, заповедям)
  • Консеквенциализм: решение настолько хорошо, насколько хороши последствия этого решения
  • Этика добродетели: решение настолько хорошо, насколько вероятно, что его бы принял человек, обладающий заранее известным набором качеств (щедрость, храбрость, трудолюбие и т. п.)

Подчеркнуть отличие деонтологии от консеквенциализма поможет следующий пример. Согласно некоторым деонтологиям, вроде кантианской, врать недопустимо. Если к вашему дому пришел злоумышленник с топором и спросил, где находится ваш лучший друг, с намерением его убить, вы не можете солгать даже для того, чтобы спасти своего друга. Консеквенциализм же при ответе на вопрос о допустимости лжи будет руководствоваться ее последствиями и диктовать оптимальный с точки зрения последствий вариант поведения в ваших личных или же всеобщих интересах.

Про консеквенциализм мы уже немного писали. Кроме того, про него хорошо написано в статье Скотта Александера на LessWrong. Также мы можем порекомендовать статьи о консеквенциализме и этике добродетелей в стэнфордской философской энциклопедии (статья о деонтологии пока не переводилась). В дальнейшем мы сфокусируемся на консеквенциализме.

Принятие решений с помощью консеквенциализма
Консеквенциализм дает разумное направление, в котором можно мыслить, но не конкретизирует, что именно делать. Когда мы пытаемся ответить на реальный политический или социальный вопрос (какое решение — лучше) необходима метрика, благодаря которой мы будем эти решения сравнивать. Будем называть ее полезностью.

Пусть агенту (т. е. тому или иному действующему лицу) нужно выбрать лучшее решение. Один из возможных подходов в консеквенциализме выглядит так:

  1. Определить набор возможных решений
  2. Для каждого решения:
    2.1. Определить полный набор возможных взаимоисключающих последствий
    2.2. Определить вероятности наступления каждого последствия
    2.3. Определить полезности каждого последствия, если бы эти последствия наступили
    2.4. Перемножая полезность каждого последствия и вероятность наступления этого последствия, и суммируя полученные величины по всему набору последствий, определить таким образом ожидаемую полезность решения
  3. Из всех решений выбрать то, у которого ожидаемая полезность максимальна

Естественно, в повседневной жизни не обязательно считать все эти величины в цифрах. Этот алгоритм можно использовать просто как приблизительную схему того, как можно рассуждать об отдельных поступках, привычках и нормах поведения.

О различных теориях принятия решений более подробно см., например, здесь.

Проблемы процедуры
Давайте предположим, что мы решили рассчитать ожидаемую полезность какого-либо решения.

Рассмотрим в качестве варианта случай, когда полезность каждого последствия как-то зависит от индивидуально получаемого блага и/или вреда для всех, чье благосостояние нас интересует.

Тогда возникают следующие вопросы:

  1. Как оценивать получаемые каждым субъектом благо и вред? Как эти оценки связаны с реальным миром?

  2. Допустим, мы нашли способ оценить получаемые благо и вред некоторым числом — назовем его полезностью (последствия) для субъекта (предполагается, что благо вносит положительный вклад в это число, а вред — отрицательный; само число в итоге может быть как положительным, так и отрицательным).
    Как сравнить полезности для разных субъектов, как их поместить на одну шкалу? (это проблема межличностных сравнений полезности)

  3. Как по полезностям для разных субъектов определить полезность последствия в целом? (это проблема построения функции общественного благосостояния)

В следующих параграфах мы кратко разберем, какие подходы есть к этим вопросам.


Определение и сравнение полезности для субъектов
Приведем два наиболее популярных подхода к определению благополучия, гедонистический подход и подход предпочтений.

Гедонистический подход в качестве ответа на первый вопрос предлагает ориентироваться на испытываемые субъектом удовольствие и страдание, и даже мера полезности называется "гедон" (на древнегреческом означает «наслаждение, удовольствие»). Чтобы мы могли ответить на второй вопрос (как сравнить полезности для разных субъектов) в рамках гедонизма, нужно не просто упорядочить возможные страдания и удовольствия для каждого субъекта, но и выразить их интенсивность числами, лежащими на одной шкале, и просуммировать (или проинтегрировать) эти числа за весь интересующий нас промежуток жизни субъекта, чтобы получить общую картину. Простыми словами, величиной полезности для субъекта при таком подходе мы будем считать количество всех испытанных им удовольствий за вычетом количества всех испытанных им страданий. У гедонистического подхода есть свои недостатки (подробнее про них читайте по ссылкам внизу статьи, а пока можете придумать их самостоятельно).

Более поздний подход предпочтений (желаний), определяет полезность для субъектов через их субъективные предпочтения (то есть, учитывает, что у разных субъектов могут быть разные интересы, поэтому не существует «объективного» общего для всех вида счастья), что, однако, делает теоретически более затруднительным как подсчет полезности для субъекта, так и сравнение полезностей для разных субъектов.

Можно посмотреть на вопрос и с другой стороны: например, одной из используемых эффективными альтруистами метрик полезности является QALY (Quality-Adjusted Life Years). Один QALY равен году жизни одного человека с идеальным здоровьем.

Вычисление общей полезности последствий
На третий вопрос (о том, как определять полезность какого-либо последствия, глядя на получаемую полезность субъектов, которых затрагивает это последствие) тоже есть различные ответы.

Один из возможных ответов — это утилитаризм суммы: для определения полезности последствия он предлагает полезности для всех субъектов просто сложить. Чем больше будет суммарная полезность, тем более предпочтительным будем считать последствие.

Одна из характерных особенностей утилитаризма заключается в том, что уменьшение полезности для одного субъекта может компенсироваться увеличением полезности для другого (в частности, при гедонистическом подходе это подразумевает, что страдание одного субъекта может быть оправдано ради удовольствия другого, что может являться большой проблемой для нашего интуитивного представления о морали).

Другая широко известная особенность утилитаризма суммы — это так называемый "отвратительный вывод": можно представить последствия, ведущие к созданию популяций со сколь угодно малым средним благосостоянием (но все еще положительным), которые за счет достаточно большой численности популяций будут иметь больше полезности, чем последствие, ведущее к гораздо меньшему числу людей, имеющих высокое благосостояние. Простыми словами, отвратительный вывод заключается в том, что при таком подходе огромное число людей, у которых жизнь лишь чуть-чуть лучше, чем ее отсутствие, может получаться более предпочтительным, чем разумное количество очень счастливых людей.

Следующий вариант – утилитаризм среднего. Согласно ему, для определения полезности последствия надо в каждый момент будущего времени не просто суммировать полезности для всех субъектов, но еще поделить получившуюся сумму на их количество — т. е. определять именно среднюю полезность.

Преимуществом утилитаризма среднего является то, что он избегает упомянутого выше "отвратительного вывода". Однако он имеет свои особенности, которые можно считать проблемами. В частности, в утилитаризме среднего верен "садистский вывод": последствие, приводящее к созданию огромной популяции крайне несчастных людей, при прочих равных лучше последствия, приводящего к созданию меньшей популяции людей (в частности, одного человека), которые лишь чуть более несчастны. Простыми словами, при этом подходе получается, что можно сделать крайне несчастную популяцию людей "лучше", просто добавляя к ней лишь чуть менее несчастных людей.

Другой вариант ответа называется «принципом максимина». Его суть в том, что для каждого последствия мы находим того, кто получает наименьшую полезность, т. е. самого "несчастного" субъекта. Полезности для этих субъектов и будем считать полезностями соответствующих последствий. Таким образом, мы считаем решение настолько хорошим, насколько в результате будет в среднем счастлив самый несчастный субъект. Недостатком этого подхода можно считать то, что все субъекты, кроме самого неудачливого, вообще не учитываются.

Последний вариант, который мы здесь приведем – моральный эгоизм. Он, в отличие от утилитаризма, предписывает агенту учитывать лишь свое собственное индивидуальное благополучие, поэтому не требует ответа на вопрос о межличностных сравнениях полезностей для разных субъектов, а полезностью последствия считает его полезность для самого агента, принимающего решение.

Очевидный недостаток эгоизма в том, что он почти никогда не соответствует моральным интуициям людей, т. к. теоретически позволяет одним людям приобретать и поддерживать свое благополучие за счет неограниченного уменьшения благополучия других.

Мы перечислили далеко не все возможные варианты, но, как видно, у каждого из этих подходов есть свои особенности, которые можно считать их минусами. К сожалению или к счастью, простых ответов здесь нет. Предлагаем вам при желании прочитать больше подробностей по ссылкам в конце статьи.


Связь с деонтологией и этикой добродетели
Независимо от того, какие ответы были выбраны в предыдущих параграфах, есть также объективные причины, по которым совершенно разным консеквенциалистам (включая моральных эгоистов) может быть выгодно сотрудничать друг с другом и с людьми других этических взглядов, включая деонтологию и этику добродетели. Подробнее о таких аспектах консеквенциализма можно почитать по ссылкам, приведенным в конце.

Более того, следует иметь в виду, что хотя наиболее известен консеквенциализм, который предписывает нам максимизировать ожидаемую полезность отдельных поступков, каждый раз задумываясь об их последствиях (так называемый прямой консеквенциализм), есть и другие подходы, которые фокусируются на выборе оптимальных с точки зрения полезности деонтологических правил для общества, или оптимальных мотивов и черт характера агентов. Такие виды консеквенциализма называются непрямыми, или косвенными (примером является утилитаризм правил), и предписывают агентам следовать выработанным системам принципов, схожих с деонтологией или этикой добродетели.

Наконец, вполне разумной идеей выглядит двухуровневый подход, согласно которому мы можем использовать в принятии решений как простые принципы, подобные деонтологии или добродетелям (но обоснованные с точки зрения полезности), так и описанную нами процедуру максимизации ожидаемой полезности — в зависимости от того, насколько мы компетентны, много ли у нас ресурсов на раздумья, и насколько типичной является ситуация.

Заключение
Подводя итог, хочется сказать, что все эти соображения, которые мы пытаемся применить для сравнения качества решений, имеют как свои достоинства, так и свои недостатки. Не стоит сильно акцентировать внимание на поиске идеального метода принятия решений — мы живем не в идеальном мире. Мы можем лишь выбирать лучшее из того, что знаем сейчас, руководствуясь нашими интуициями, и пользоваться лучшими практиками из тех, что нам доступны. К сожалению, мы очень редко можем принять решение, которое не приведет ни к чьему страданию. Возможно, поэтому тем более стоит уделить особое внимание тому, чтобы прийти к наиболее благополучному миру из всех возможных.

Полезные ссылки
ЧаВо о консеквенциализме

Подробней о консеквенциализме

Утилитаризм

Утилитаризм предпочтений

Утилитаризм правил

Двухуровневый утилитаризм

Много статей по утилитаризму

Эффективный альтруизм

QALY

Инструментальные и терминальные ценности

Моральный эгоизм

ЧаВо о теории принятия решений

Некоторые проблемы гедонистического утилитаризма:

Можно сделать плохой мир неограниченно хорошим, просто добавляя туда едва счастливых людей

Почему бы просто не подключить всех к аппаратам автоматической доставки героина?

Одно существо может оказаться неограниченно счастливым, что перебьёт счастье других

Можно ли вообще измерить счастье так, чтобы его было возможно сравнивать и суммировать?

Некоторые проблемы утилитаризма предпочтений:

Как понять, какие из предпочтений разных людей имеют большее значение?

Что если предпочтения могут быть безумными или меняться с течением времени?

О кооперации для консеквенциалистов:

Критика "наивных" интерпретаций консеквенциализма

Игра "Эволюция доверия"

Почему в некотором смысле цель не оправдывает средства (среди людей)

Почему лучше сотрудничать с группами людей иных взглядов, если они не настроены враждебно

8 ОКТЯБРЯ/2018 (обновлено 15 ОКТЯБРЯ/2021)