статья
Эпистемология. Часть 4: варианты решения проблемы Гетье
В прошлый раз мы обсудили, что у определения слова "знание" как обоснованного верного убеждения (Justified True Belief, или сокращенно JTB) есть явные проблемы, которые можно увидеть на примерах, называемых кейсами Гетье. Соответственно, философы решили, что надо скорректировать это определение, возможно добавить в него еще какой-то недостающий элемент. Давайте посмотрим, как у них это получалось.

И напомним, что мы не знаем прямого применения большей части всех этих философствований на практике, все это можно рассматривать как удовлетворение любопытства в области академической эпистемологии и как рассуждения, интересные сами по себе. Хотя мы не исключаем, что кому-то это может помочь составить более полное представление о том, как можно и нужно рассуждать на тему знания и его надежности.

  • Теория причинности Голдмана (A Causal Theory of Knowing, называемая также No false lemma/belief/premise)
В 70-е годы Альвин Голдман (Alvin Goldman) предложил такое решение: все субъекты из кейсов Гетье делали выводы на основе нарушенной причинно-следственной связи. К примеру, человек, который смотрел на часы, ошибочно думал, что они идут. А человек, который видел мираж в пустыне, ошибочно полагал, что это настоящая вода. В то время как нормальное знание должно быть получено путем цепочки из верных рассуждений и допущений, без ошибочных звеньев. При этом Голдман отбрасывает "обоснованную" часть из JTB, так как цепочки безошибочных рассуждений оказывается уже достаточно.

Но в этих рассуждениях тоже есть проблема, и Голдман сам ее увидел, скорректировав свои взгляды в последующие годы. Проблема в том, что можно даже угадать что-то, имея верную цепочку рассуждений, но все равно такое "знание" может быть ненадежным. К примеру, если ехать по долине фальшивых амбаров, где все абмары, кроме одного, фальшивые (выглядят как потемкинские деревни), и смотреть на один из амбаров, который по случайности оказался как раз настоящим, и думать, что он настоящий, то вроде все нормально, и логическая цепочка нигде не рушится. Но по факту вам просто повезло, что из всех фальшивых амбаров вы в данный момент смотрели именно на настоящий. И если бы вы знали, что едете по долине фальшивых амбаров, то уже не были бы так уверены в том, что видите.

Или еще аналогичный пример: человек смотрит на поле и видит собаку, переодетую в овцу. Соответственно, его убеждение такое: в этом поле есть овца. Но теперь представим себе, что, по совпадению, в этом поле действительно есть овца, просто он ее не видел, он видел только собаку, переодетую в овцу. Получается, что его убеждение верное и обоснованное (он же видел своими глазами то, что похоже на овцу), но есть ли у него знание? Большинство философов считают, что нет. Хотя есть и исключения.

Есть и другая проблема: мы можем придумать примеры, когда ошибочное допущение присутствует, но знание все равно есть. Допустим, Саша и Маша поженились в Лас-Вегасе по-тихому, а через неделю после этого они уже устроили у себя дома в другом городе официальную большую церемонию. Человек, который присутствует на этой церемонии, ничего не знает про Лас-Вегас, поэтому он думает, что они поженились только сегодня. Соответственно, его знание о том, что они женаты, основано на ложном допущении (о том, что они поженились только сегодня), тем не менее, можем ли мы говорить о том, что он НЕ знает, что они женаты? Пожалуй, он все же это знает.

  • Теория отсутствия разрушителей (No Defeaters Theory)
Другой вариант решения проблем Гетье заключается в том, чтобы искать потенциальных "разрушителей" нашего знания и одновременно нашей "обоснованности". К примеру, мы не знаем, что мы находимся в королевстве фальшивых амбаров, но вот если мы узнаем этот факт, тогда уже мы поймем, что наше заключение было необоснованным, и что у нас нет знания. Соответственно, знанием, согласно этой теории, предлагается называть такое JTB, для которого не существует потенциальных разрушителей, которые могли бы его уничтожить.

Проблемы у этой теории довольно очевидны. Получается, что знание – это вопрос удачи? Мы же не знаем заранее, есть у нашего убеждения разрушители или нет, соответственно придется полагаться на везение.

Такой критерий получается слишком уж сильный, чтобы быть осмысленным. Особенно с учетом того, что у каждого разрушителя может оказаться свой разрушитель (и тогда можно подумать что вроде как первого и не было), но дальше у этого разрушителя может оказаться свой, и так далее без остановки.

  • Теория отслеживания (Tracking theory)
Так как выяснилось, что и причинная теория покрывает не все желаемые варианты, то другие философы, – а именно Дрецке и Нозик (Dretske, Nozick), – предложили другой вариант. Будем говорить, что S знает P в том случае, если у S есть убеждение P, причем оно верное, а также два условия:

- При отсутствии P у S не было бы такого убеждения

- Если P есть, то S в нем убежден

Это помогает справиться даже с теми примерами, с которыми не может справиться теория причинности (No False Premise). Возьмем, например, собаку в овечьей шкуре. Здесь не выполнено условие "При отсутствии P у S не было бы такого убеждения", так как при отсутствии реальной овцы в поле наш человек все равно бы думал, что она там есть, так как он видит собаку, которая издалека очень похожа на овцу.

Проблема этой теории в том, что она слишком жесткая. Критерий настолько сложно выполним, что сравним с самим знанием как таковым. То есть мы должны иметь знание для того, чтобы понимать, что у нас есть знание.

  • Контекстуализм (Contextualism)
Теорию контекстуализма предложил тот же Дрецке после дальнейших раздумий. Он сказал, что все это, по-видимому, зависит еще и от контекста. К примеру, если я вижу то, что похоже на овцу, то я знаю, что вижу овцу. Но если меня кто-то спросит: "А ты уверен, что это именно овца, а не переодетая собака?" – то я тогда стану уже сомневаться.

  • Релиабилизм (Reliabilism)
Сам Голдман, видя проблемы всех этих теорий, включая свою собственную, решил, что сам подход JTB+smth (о том, что к JTB нужно просто добавить что-то еще) не очень хорош. Он предложил оставить JTB, но поменять смысл у J (обоснованность). Он решил, что для того чтобы считать что-то "обоснованным", надо, чтобы убеждение было продуктом психологического процесса, который с высокой вероятностью приводит к верным убеждениям. Другими словами, мы хотим, чтобы наши рассуждения были как можно более надежными (reliable), и тогда мы будем считать, что они обоснованны.

Релиабилизм, пожалуй, ближе всего к тому, чем мы занимаемся, когда рассуждаем об убеждениях, в частности в стиле уличной эпистемологии. И у него тоже, конечно, есть свои проблемы, о которых мы напишем уже в следующий раз, а заодно и подведем какие-то итоги всем этим рассуждениям.
14 ДЕКАБРЯ/2018