статья
Эпистемология. Часть 5: релиабилизм и подведение итогов
Релиабилизм

В прошлой статье из этой серии мы разобрали некоторые популярные варианты решения проблемы определения знания как JTB (justified true belief, или обоснованное верное убеждение), но увидели, что ни одно из них не является полностью удовлетворительным и универсальным. И мы завершили на варианте, который называется релиабилизм (reliabilism). Этот подход подразумевает, что нам просто следует использовать наиболее надежные техники мышления, то есть такие, которые с большей вероятностью дают правильные ответы.

Однако и такой подход уязвим для критики. В первую очередь, это так называемая проблема обобщения (generality problem).
Она заключается в том, что далеко не всегда понятно, какие именно методы мы используем в каждом конкретном случае. К примеру, мы видим дерево, и считаем, что это яблоня. Использовали ли мы только зрение или, может, что-то еще? Если вдуматься, то можно сказать, что мы использовали много чего сразу. Например, это может быть память, экстраполяция, какой-то анализ и еще куча чего. И мы даже можем не понимать четко, что именно мы использовали и чего не использовали, чтобы сделать вывод о том, что конкретное дерево является яблоней. Все это очень затрудняет оценку отдельных методов мышления и восприятия как более надежных и менее надежных.

Плюс не понятно, надо ли вообще говорить про каждый конкретный метод мышления и восприятия как про надежный или ненадежный всегда и во всех ситуациях? Если мы будем говорить, что метод сам по себе имеет всегда одну и ту же степень надежности, то тогда здесь проблема будет в том, что мы легко можем привести примеры, когда один и тот же метод в разных ситуациях может иметь совсем разную надежность. К примеру, зрение обычно достаточно надежно, но в случае оптических иллюзий на него не стоит полагаться. Но если же мы скажем, что один и тот же метод будет надежен в зависимости от ситуации, тогда, видимо, получается, что теория внутренне слишком размыта и нечетко сформулирована. И, как следствие, не понятно, как ее проверять и как использовать для оценки знаний.

Выводы

В завершение обозначим выводы, которые можно из всего этого сделать. Эти мысли стоит воспринимать как субъективное мнение автора, а не как авторитетное мнение философов.

Давайте вдумаемся в определение знания как обоснованного верного убеждения (JTB). Подразумевается, что если у нас есть убеждение, и оно верное, а также обоснованное, то такое убеждение мы можем считать своим знанием. Но как мы можем понять, что оно "верное", до того как мы будем обладать знанием об этом? Ведь чтобы сказать, что что-либо верно, мы должны это знать. Но чтобы нам что-то знать, оно должно быть верным. Получается циклическая логика, словесная игра.

Таким образом, проблема всех теорий, описывающих знание как JTB – хоть в чистом виде, хоть с вариациями – заключается в том, что, во-первых, совершенно не понятно, как мы определяем, какое убеждение "верное". Это больше относится, скорей, к трилемме Мюнхгаузена, о которой мы писали в первой статье серии и которая тоже не имеет какого-либо четкого решения. И, во-вторых, не понятно, как эти определения знания куда-либо применять. Поэтому, вероятно, самым осмысленным решением будет не стремиться к какой-то абсолютной правде, которую мы могли бы гордо именовать знанием, так как ее достижение вряд ли осуществимо.

Вместо этого можно оперировать такими понятиями как предсказания и ожидания. Если наши ожидания и предсказания систематически более близки к реальности, то такие размышления и восприятие можно считать более точными. Или, другими словами, можно говорить не про какое-то абстрактное знание, а про надежность методов мышления, как это предлагается в релиабилизме. Проверять надежность мы можем по конкретным результатам, сравнивая их с нашими предсказаниями этих результатов. Собственно, это и есть основная суть научного метода.

Альтернативно, можно рассуждать в следующих терминах. Мы имеем какие-то убеждения, и совершенно не будем беспокоиться по поводу того, являются ли они формально "знанием" или нет. Зато мы принимаем новые свидетельства, которые корректируют наши убеждения в зависимости от того, в какую сторону эти свидетельства указывают. Для понимания этого механизма полезно знать теорему Байеса, о которой мы напишем отдельно.

А пока что завершим серию статей про эпистемологию. Напомним, что все эти философствования совершенно не обязательно понимать, чтобы успешно заниматься УЭ. Также напомним, что наш обзор был крайне сжатым и неполным. При желании можно почитать обо всем этом гораздо подробней. Однако нам было интересно немножко погрузиться в эту область, чтобы понять, чем занимаются профессиональные эпистемологи. Надеемся, что и вам это было любопытно.
29 ДЕКАБРЯ/2018